СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Миросозердание наших предков в историческую эпоху, начйная с XI века, слагалось из двух главных элементов: остатков древнерусского язычества и христианства. Проследить историю и способы борьбы христианства с остатками язычества и является задачей настоящего труда. К сожалению, мы мало осведомлены относительно языческих верований доисторической Руси. Наши древние книжники не имели побуждений останавливаться на этом предмете: занятые положительной стороной жизни, стремясь уяснить и укрепить в сознании русского общества христианское вероучение, древние писатели, по большей части лица духовного сана, только мимоходом, при обличениях пороков, упоминали о древнем язычестве, и то только о внешних его проявлениях.

В большинстве случаев наши писатели и общественные деятели, заботясь о чистоте народной жизни и обличая пороки, не замечали, что в основе обличаемого ими нестроения лежат древние языческие верования. Создав огромную учительную (в основе переводную) литературу, древняя Русь оставила незначительное количество произведений, направленных против древнего язычества. Ниже мы увидим, что выступления против язычества бывали не систематичны и по болыпей части случайны — в зависимости от обстоятельств и, вероятно, от личности обличителя. Решительно отвергнутое гражданской властью при св. Владимире, язычество почти не делало попытки реабилитировать себя, оно запряталось „по украинам", по глухим селам и деревням, по избам и овинам. Найти его там и искоренить было дело нелегкое, да и надлежащих средств для борьбы не было: древняя Русь не имела науки и не могла воспользоваться этим могущественнейшим средством в борьбе с невежеством и суеверием.

А потому в борьбе с остатками язычества не было системы и плана. чем и объясняется относительный успех борьбы. Эта бессистемность борьбы весьма затрудняла исследователя.

Есть другая трудность, проистекающая из свойства исследуемого предмета. Конечно, всякий научный труд предполагает систематичность изложения. Но создать стройную систему нелегко. При исследовании борьбы христианства с остатками язычества речь идет о смене одного миросозерцания другим, о замене одних принципов другими. Миросозерцание — это явление в высшей степени сложное, тем более миросозерцание целого народа. Верования, принципы, традиции — все это в сознании каждого человека переплетается в нечто целое, где бессознательного часто больше, чем сознательного; где одно верование переплетается с другими. Вот это и затрудняет исследователя, который, заговорив об одном предмете, в силу необходимости принужден допускать некоторые повторения или не доводить до конца исследование извеотного вопроса. Так, начав говорить о волшебстве, мы в тоже время касаемся вопроса о суевериях; последние соприкасаются с вопросом об астрологических верованиях, которые в свою очередь переплетаются с древяим верованием в род и рожаниц. Эта сложность, взаимная, так сказать, сцепленность верований, весьма затрудняет исследование: живая жизнь не всегда легко укладывается в теоретические рамки.

В нашем труде мы касаемся вопроса о заимствовании верований. Это явление весьма обычное в истории народов. Вопрос только в том, в силу каких причин один народ заиметвовал у других верования: вследствие причин внешних и механических, или же здесь должны быть еще иные, внутренние причины. Мы держимся взгляда, что заимствование возможно только при наличности встречного течения, аналогичного с воспринимаемым: „Теория заимствования вызывает теорию основ, и обратно“ 1).

В нашу задачу входит проследить историю борьбы с древним язычеством в допетровской Руси. Фактически же мы обыкновенно не останавливались на этом,

1) Веселовский. Разыск. XI. Сборн. 2 отдел. Акад. Наук № 46, стр. 115.

отмечая, сохранилось ли до наших дней известное верование. Такой прием мы применяем для того, чтобы определить степень успешности борьбы.

Скажем о плане нашего труда. Настоящее исследование распадается на главы, которые часто не имеют между собой формальной связи, но имеюгь связь логическую. В нашу задачу входит указать, как древнерусское общество из языческого стало христианским, какие меры к тому были применяемы, и какие результаты дала борьба христианства о язычвством. Жизнь — сложное явление. Христианство стремилось влиять и влияло на все стороны сознательной жизни человека. Но прежде всего необходимо выяснить, против чего же боролось христианство. Конечно, оно боролось против древнего русского язычества: против языческих верований, обычаев, суеверий и проч. Против всего этого боролись и церковь и государство. Для правильности исследования необходимо точно установить, против чего же боролось христианство. И здесь же начинаются затруднения, так как мы не имеем возможности точно определить, каковы были верования наших предков в доисторическую эпоху.

В древности у нас науки не было. Никто не интересовался нашим язычеством, никаких записей на этот счет не было сделано. Кто писал о язычестве, тогь стремился не к сохранению, а к его искоренению. Таким образом, письменные сведения отрывочны и случайны.

В помощь современному исследователю служат поверья, обряды, легенды и проч. обширное наследие седой старины. Без этого материала письменные сведения о нашем язычестве были бы в большинстве случаев мертвым материалом. В этом случае мы исходим из положения, что миросозерцание нашего отдаленного предка и современного простолюдина имеет не мало точек соприкосновения и во всяком случае развивалоеь на основании одних и тех же законов 1). Первая глава нашего труда

1) „Мы конструировали религиозное миросозерцание первобытного человека, не спросив близкого к нам опыта, объектом которого служит наше простонародье, служим мы сами“. Веселовский. Из введения в историческую поэтику. Ж. М. Н. П. 1894 г. Май, стр. 23.

имеет целью выяснить сущность нашего древнего язычества. Какие средства и способы были употребляемы церковыо и государством в борьбе с остатками язычества в народе — об этом мы говорим во второй главе и при этом делаем общий краткий исторический очерк борьбы. После этого мы приступаем к изложению борьбы христианства с язычеством в собственном смысле, говорим о ниспровержении внешнего языческого культа (глава 3). Следовало бы ожидать, что язычество не останется пассивным к своему уничтожению и попытается бороться с христианством. Нечто подобное у нас было, но весьма в слабой форме (глава 4). Далее мы приступаем к исследованию борьбы христианства против остатков язычества в различных сторонах жизни, каковы брак, языческий культ предков и проч. Дальнейшее понятно. Некоторое недоумение может возбудить последяяя глава — „перечни грехов“, — зачем речь об этих перечнях? Собственно эта глава является самостоятельным исследованием, но стоит в логической связи с вопросом о миросозердании и мировоззрении древней Руси: наша древняя безыменная литература изобилует обличениями и перечнями грехов, приписываемых русскому обществу. Получается впечатление, что древняя Русь погрязала в грехах и пороках, если о ней судить по этим перечням. Мы поставили себе целью дать надлежащую оденку этим перечням грехов.

В заключение отметим, что в 1914 году появилось исследование Е.В. Аничкова „Язычество и древняя Русь“, трактующее почти о той же теме, которую разрабатывали и мы. Наш настоящий труд был написан раныые книги г. Аничкова, хотя и появляется в печати позже, будучи напечатан в журнале „Вера и Разум" за 1915 г. Впрочем второй том настоящего труда, содержащий „Древнерусские слова и поучения, направленные против остатков язычества в народе“, приложение к первому тому, был издан в 1913 г. в Записках Императорского Московского Археологического Института, т.ХVIII.

В библиотеку

Time spent: 0,0122399330139