Н.М. Гальковский, Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси 

Назад ☧ К оглавлению ☧ Вперед
Начало сайта ☧ Библиотека

Поклонение светилам, воде и деревьям

В Слове Златоуста – како первое погании веровали, говорится о поклонении силам природы. “И начаша жрети молнии и грому и солнцу и луне”.

Подобные обличения нередко встречаются в наших древних словах и поучениях, и на основании их можно подумать, что славяне, и в частности русские славяне, поклонялись светилам, тем более что почитание солнца русскими не подлежит сомнению. По верованию малоруссов солнце – великан, обладающий светоносной и теплотворной одеждой. Месяц также великан, но менее могучий, чем солнце. В Слове св. Ефрема о покаянии читаем: “отрицаюся всех бывающих солнци и луне и звездах”. Но это место, как и всё слово о покаянии, переведено с греческого: ’Αποτάσσομαι πãσι τοĩς ‛εν ήλίω‚ хαί σελήνη λαί äστροις γινομένοις‚ хαί έν πήγαĩς υαί δένδροις. Без сомнения, под влиянием греческого подлинника возникло следующее место в Слове того же Ефрема Сирина о втором пришествии: “отрицаемся… верования в солнце. и в луне. и в звёзды. и в источники”. и проч. Поклонение рекам и источникам отмечено в другой рукописи. “Но ты (человек) того (Бога) оставив, рекамо и источником требы полагаеши и жреши яко богу твари бездушной”. “В похвале на перенесение мощей св. Николая”, куда внесено предыдущее Слово, это место находится целиком. Усваивать “Слове на память епископа” русскому писателю нет оснований; напротив, есть основания думать, что это слово юго-славянского происхождения, след. обличения его направлены не против русской жизни. Аналогичное место есть в “Слове о ведре и казнях божиях”, которое находится в Симеоновском Златоусте. “Пожрем стоуденьцем и рекам и сетьм, да оулоучим прошения своя”. Замечательно, что в Начальной Летописи под 6575 г., где приведена часть слова о “ведре” пропущено место о поклонении студенцам, рекам и сетям. В слове св. Кирилла читаем: диавол – “овы прельсти в тварь веровати и в солнце же и в огонь, и во источники же и в древа, и во ины различны вещи, их же рещи не возможно”. Издатель этого слова и трёх других склонен, вслед за Филаретом Черниговским, приписать все эти произведения Кириллу еписк. Ростовскому (1231 – 1262 г.г.). На самом же деле это слово принадлежит Кириллу Философу, автору слова “на собор архистратига Михаила”, часть которого иногда отдельно помещается в рукописях под именем “слово св. от. Кирилла о первозданнем” Есть основания в этом Кирилле Философе видеть просветителя славян. Таким образом, приведённые выше свидетельства относятся не к русской жизни. Но есть основания утверждать, что наши предки кланялись светилам, камням, растениям, обоготворяли явления природы. В “Уставе”, приписываемом м. Георгию, есть такая заповедь: “Аще кто целует месяц, да будет проклят”. Выражение “целует” может означать – приветствует новомесячие. Эта заповедь могла возникнуть под влиянием постановления Трульского собора (65 пр.); но повод к этому давала современная ему русская жизнь, если это только русская вставка. С фазами луны и теперь соединяется не мало примет. Так, напр., стараются увидеть “молодик”, новую луну, с правой стороны; увидевший в течение всего месяца будет счастлив; хорошо, если при этом в кармане есть деньги, - они будут водиться целый месяц и проч.

На основании “исповедных вопросов” можно думать, что наши предки почитали светила и стихии. “Или кланялись чемоу от твари, солнцоу, или звёздам, или месяцу, или зари”.- “Или хулил дождь, ветр, снег, ведро, мраз, огнь, воду… “Или кланялась солнцу и месяцу и звездам или зари”. “Исповедь каждаго чина по десятословию” содержит такие вопросы относительно грехов против второй заповеди: “Не называл ли тварь божию за святыни: солнце, месяц, звёзды, птицы, рыбы, звери, скоты, сады, древа, камение, источники, кладязи и езера, не почитал ли их чудотворными”. Последнее запрещение, может быть сделано под влиянием Феофана Прокоповича, вооружившегося против ложных чудес, видений, явлений и проч.

Наши литературные памятники свидетельствуют, что, русский народ почитал воду, реки и источники, камни, деревья и вообще видимую природу. Воины Святослава, по словам Льва Диакона, погружали в волны Дуная петухов и младенцев.

По уставу свят. Владимира церковному суду подлежали те, “кто молится под овином или в рощеньи или у воды”. В начальной летописи о полянах сказано: “бяху же тогда погани, жруще езером и кладезем и рощением”. В “правилах” митрополита Иоанна ІІІ (1080 – 1089 г.) обличаются те: “юже жруть бесом и болотом и кладезем”. Кирилл Туровский радовался, что современные ему русские люди стали истинными христианами: “ не нарекутся богом стихиа, ни солнце, ни огнь, ни источницы, ни древа”. Митрополит Кирилл (конец 13 столетья) в своём правиле пишет: “и се слышахом, яко в пределех новгородских невесты водят к воде, и ныне не велим тому тако быти”. В житии Муромского князя Константина Святославовича сказано, что наши предки – язычники приносили жертвы (требы кладуще) озерам и рекам, “очныя ради немощи (в кладезях) умывающеся и сребреницы в ня повергающе”. Приведши эти выписки, Карамзин замечает, что он сам наблюдал такой обычай. Житие Константина Муромского Карамзин относит к 16 столетью. “Не нарицайте себе бога… ни в реках, ни в студенцах”, говорится в слове св. Кирилла о злых дусех. В “Слове Иоанна Златоуста о том, как первое погани веровали в идолы” упоминается о потопляемых в водах жертвах и поклонении кладезям, рекам, источникам, берегиням, камням и лесам. Над источниками возжигались свечи. В компилятивном “Слове о посте” упомянуты “моленья колодезная и речьная”. “Или молился бесом у кладезя или молениа идолом ел или пил”, значит в одном исповедном вопросе. Почитание источников и поклонение рекам было известно и в Греции. В первом Тайноводственном поучении к новокрещаемым Кирилла Иерусалимского упоминается об этих остатках язычества: “Потом глаголеши, и служение твое, служение диаволе есть, требищная молба, яже на честь бездушеныих капищь бывают, еже вжизати свеща, или кадити при источницех, или реках”. Это буквальный перевод с греческого.

Следы поклонения деревьям можно видеть в семицком празднике. В челобитной Нижегородских священников 1636 г. читаем следующее: “в седьмый четверток по Пасце собираются жены и девицы под древа, под берёзы, и приносят, яко жертвы, пироги и каши и яичницы, и поклоняс берёзам, оучнут походя песни сатанинския приплетая пети и дланми плескати, и всяко бесятся”. Потом, усевшись, ели свои припасы, завивали венки и проч.

Назад ☧ К оглавлению ☧ Вперед
Начало сайта ☧ Библиотека

Time spent: 0,0274422168732