Н.М. Гальковский, Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси 

Назад ☧ К оглавлению ☧ Вперед
Начало сайта ☧ Библиотека

Отношение светсной власти в связи с общим историчесним очерном борьбы с язычеством

Наше древнерусское язычество вымирало и забывалось постепенно; церковь и государство боролись с остатками язычества по мере своего разумения. Борьба тянулась на протяжении всей древней Руси, не закончилась и теперь. Борьба велась частичная; русская иерархия и государственная власть не владели до Петра могущественнейшим средством борьбы — просвещением, вследствие чего в борьбе не было системы и определенной поеледовательности, что неизбежно должно было отразиться на результатах борьбы. В последующих главах мы будем излагать в систематическом порядке мероприятия церкви и государства против остатков язычества. Здесь же кратко отметим важнейшие исторические явления и условия, на фоне которых постепенно христианизировалась древняя Русь.

Выше мы указали, как боролась с язычеством церковь. Ниже мы .отметим отношение к остаткам язычества со стороны государства. Имея свои специалыиые задачи, государство не могло посвятить столько внимания религиозным вопросам, сколько этому посвящала церковь. Тем не менее заботы государства о духовных нуждахь народа были весьма велики. Деятельность князей домонгольского периода, посвященная этой стороне народной жизни, нами уже отмечена. Последующие властители Руси обнаруживали не меньшую заботливость в этом напра* влении, хотя не облекли ее в столь определенные законодательные формы.

Христианотво было введено у нас по инициативе гражданской власти. Идолы были сокрушены по приказанию князя Владимира. В XI веке государство также cтояло на страже интересов церкви; появлявшиеся волхвы „погибоша"; о некоторых из них мы знаем, что они погибли от руки представителей государства, о других можно думать, что их исчезновение произошлф при содействии той же власти. Стремясь к скорейшему и наиболее глубокому усвоению русским народом христианства, наши князья официально предоставляли церкви право суда над

[116]

некоторыми видами преступлений. Таким образом государство добровольно поступалось своими правами в пользу церкви. Вообще, древняя Русь успешно христианизировалась, находясь под благотворным влиянием Византии. Первыми нашими митрополитами были греки. Из них Леон (или Лев), Георгий, Іоанн ИИ, Никифор были писателями, или считались таковыми. Но этому мирному развитию была поставлена преграда. В первой половине XIII в. над Русью стряслась великая беда: татарские орды с огнем и мечем прошли по нашей родине, разоряя и уничтожая селения и города; множество жителей было истреблено или же попало в рабство. На оставшихся в живых была наложена тяжелая дань. Говорят, что татары не могли задержать нашего развития, так как спутники Батые вовсе не были варварами; татары в ту пору оказались первостепенными стратегами и удивительными организаторами, чуждыми столько же разрушения во что бы то ни стало, сколько стремления к порабощению1). Вряд ли можно отридать крайнюио жестокость татар: после битвы при Калке татары положили пленных русских князей под доски, на которых сели обедать. Жители городов и сел русских, лежавших на пути татарских орд, выходили к ним навстречу с крестами, т. е. сдавались добровольно без малейшего сопротивления и без всяких условий, но были все убиваемы. По свидетельству летописца, погибло бесчисленное множество людей2). Этолине страсть к разрушению? Значение татарского ига заключается не только в том, что татары разорили Киев, который стал падать еще в XII в. Значение татарского нашествия мы видим в том. что она смыло, дало иное направление естественному руслу нашей истории. Мы не знаем, что было бы, есла бы русские на Калке одолели татар; может быть в отдельных кня-жествах возникли бы научные центры, оригинальная ли-тература могла бы дать пышный расцвет... Все это могло бн быть и не быть. Но несомненно то, что со времени нашествия татар процесс нашего развития надолго остановился. Мы оказались изолированными от остальной Европы. Под влиянием татар Русь в некоторых отношениях

1) Истор. Вестник 1904 г. Апрель, 291.
2) Соловъев, История России, изд. 2, кн. 1, стр. 644.

[117]

стала государством азиатским; да и в глазах западно-«вропейских народов мы были не столько европейцами, сколько азиатами. После татарского нашествия мы не видим уже таких замечательных произведекий, какие были в дотатарскую эпоху, каковы: Начальная летопись, Слово о полку Игореве; нет таких писателей, как напр. митр. Иларион, Кирилл Туровский. Исключением представляется Серапион Владимирский. Но его следует считать воспитав-шимся на культуре дотатарского периода. Из этого сле-дует, что на Руси под игом татар просвещение пало. В XIV в. замечается усиление гражданской власти. Это произошло вследствие ослабления татарского ига. Московские собиратели земли, по образцу византийских императоров, стали считать себя охранителями и интересов церкви. На Владимирском соборе в 1274 году иерархи находили возможнкм пользоваться увещаниями; высшей карой от уклонения от уставов церкви было отлучение. Начиная же с XIV века отношение к проступкам против веры изменяется: гражданская власть берет на себя обязанность карать грех внешними мерами. Отметим, что с конца ХІV века в русском народе начинает обнаруживаться религиозное брожение. Полагаем, что это произошло вслед-ствие сложных причин, но в числе их не было древнее язычество. Монгольское иго понизило уровень народного развития; связь с Грецией слабела, скоро и совсем прекратилась, началось западное влияние чрез Новгород. Результатом всего этого и была ересь стригольников. Ересь стригольников появилась во Пскове в 1371 г. В 1375 году в Новгороде были казнены трое развратников веры: их бросили в воду1). Вь 1427 году секта стриголышков подверглась разгрому: некоторых схватили и посадили в гюрьму, а другие разбежались2). В 1487 году была открыта ересь жидовствующих. На соборе 1504 года еретики были осуждены и преданы проклятию3). Борцом против жидовствующих был преии. Иосиф Волоколамский.

XV век весьма темное время для нашего просвещения. Татарщина без сомнения понизила интеллектуальный

1) Голубинский. Истор. II, 1, стр. 396.
2) Ibid., етр. 406—407.
3) Ibid., стр. 582.

[118]

уровень общества. Необходимо отметить и следующее обстоятельство: когда мы заимствовали от греков христианство, при чем наши первые князья—христиане пытались насадить у нас греческое искусство и настоящее просвещение, само греческое просвещение было в упадке, и упадок этот продолжал прогрессировать. Вначале довольно сильное влияние греческой культуры (в Киевский иериод) постепенно понижалось и наконец прекратилось. He заботясь о нашем просвещении и положив в основу своих отношений к России корыстолюбие, греки потеряли авторитет в глазах русских. Особенно удручающее впечатление в России должно было произвести поставление в митрополиты Киприана при жизни св. Алексия (1375 г.) и поставление в митрополиты самозванного кандидата Пимена 1380 г.1). Такие поступки не забываются. В конце XV века татарское иго было свергнуто. Русские освободились от владычества татар исключительно своими силами. Это естественно должно было развить у наших предков национальную гордость. Как раз в это самое время Византия доживала свои последние дни. Для спасения государства византийские императоры решились на соединение церквей с подчинением восточной церкви Риму. На Флорентийском соборе (1437 г.) русский митрополит Исидор, родом грек, был ревностным сторонником папы и унии. Формально заключенная уния не имела никакого успеха и не принесла Византии ожидаемой помощи. Возвратившись из Рима в Москву, Исидор попал в заключение, а в 1443 году бежал из России. Поступок Исидора в конец дискретировал греков в глазах русских, и с тех пор во главе русской церкви никогла не было грека.

Под влиянием нашествия татар на Руси, как обыкновенно бывает при общеотвенных бедствиях, развилась религиозность. Татарское иго рассматривалось, как наказание за грехи. Русские люди искренно были религиозны и всеми силами души стремились быть благочестивыми. При отсутствии собственного просвещения и при отсутствии просвещенного руководства наша религиозность приняла одно

1) См. Голубинский. Истор. II, 1, стр-215, 246—247 и след.; 468 стр.

[119]

стороннее направление. Запада и латинства мы боялись, грекам не верили, да они и не могли нам оказать содействия; и вот пришлось нам положиться на себя. В XV-XVI веках мы не видим в России ни одного выдающагося писателя, подобного тем, какие были у нас в период домонгольский. Некому было учить темную народную массу. Арх. Геннадий сообщает, что и учиться было мало охотников. И вот вследствие недостатка понимания христианского вероучения, несущественное у нас смешивается с важным, форма с содержанием, обряд с догматом; конечно, предпочтение отдается тому, что наиболее доступно и понятно, т. е. обрядовой стороне. Когда мы заимствовали христианство от греков, в это время у последних еще не выработалось единообразие церковно-богослужебных об-рядов. Это разнообразие перешло и к нам. Так, нами было принято двоеперстное и троеперстное сложение для крестного знамени. Впоследствии у греков господствующей формой стало троеперстие, а у нас двоеперстие; у греков была принята трегубая аллилуйя, а у нас сугубая и проч.1). Впоследствии, когда Русь сознала свою политическую силу, она стала оскорбляться отношением к себе греков. Вряд ли греки в XIV—XV вв. стали хуже, чем были раныпе, только в это время русские их лучше узнали2). Нашим предкам показалось, что греки нравственно пали. Присматриваясь к грекам, русские отметили, что и в деле веры греки отличаются от нас. А так как в то время у нас не отличали обряда от догмата, то обрядовую разность греческой церкви от русской объяснили отступлением греков ст древнего благочестия. Впоследствии (XVII в.) на этой почве произошел раскол, пока же он только подготовлялся. Сомнения русских в православии греков подтвердились на Флорентийском соборе: греки продали православие; но Провидение не замедлило покарать отступников: в 1453 г. Константинополь был взят турками. Истинное православие осталось только в Москве, среди русского народа. Первый Рим пал вследствие гордости,

1) Голубинский. Истор. 2, 1, стр. 461.
2) Ibid., стр. 468.

[120]

второй Рим-Константинополь вследствие своего отступничества; третий Рим-Москва, истинная хранительница православия, а четвертому Риму не бывать, — вот миросозерцание наших предков, как его выразил старец Филофей. Конечио, в такую законченную форму это миросозерцание выразилось не сразу; начало его восходит задолго до Филофея.

Русские люди, со времен св. Владимира, искренно стремились к истинному правоверию и христианским добродетелям. Древнее язычество тускнело и вымирало. В XV веке уже не могло быть и речи о сознательной приверженности к древнему нечестию. Повидимому, истинное блого-честие ярко сияло в Московском государстве. На самом же деле было нечто иное. В XVI-XVII вв. развилось у нас множество суеверий; вера в волшебство была всеобщей, многие верили в астрологию; появилось не малое количество ложных книгь и проч. Такое явление в русской жизни возникло вследствие усиленного сближения с Западной Европой, каковое последовало вследствие причин политических и экоаомических. Заимствуя технические знания у Европы, наше правительство заботливо охраняло чистоту православия. Открытой пропаганды латинства и лютеранства, конечно, не допускалось. Тем не менее западное литературное влияние сказывалось; конечно, заимствовалось то, что находило себе отклик в русских верованиях; новое чужеземное приспособлялось к старому. Так, напр., старое верование в род и рожаниц в XVII в. приняло астрологическую окраску. В ХIІ-ХIІІ вв. и духовная и светская власти прилагали болылую заботу о нравственном преуспеянии русского общества: гонению подвергались игры, пляски, песни, скоморохи, волшебство, астрология и проч. Этот курс, по-видимому, установился прочно, хотя правительство в лице новой династии Романовых обнаруживало явное тяготение к Западной Европе. Деятельность великого Преобразователя внесла резкую перемену в отношения государственной власти ко многим явлениям русской жизни: Петр I разграничил область деятельности светской и духовной властей. Начиная с Петра, светская власть предоставила духовной заботиться о религиозно-нравственном состоянии

[121]

русского общества, касаясь этого только в том случае, если оно соприкасалось с общегосударственным строем. Петр даже открыто взял под свое покровительство некоторые деяния, считавшиеся до того времени греховными; напр. устраивая ассамблеи, царь прямо таки пропагандировал игры и забавы; конечно о древнем язычестве здесь не было и помину. Таким образом, начиная с Петра государство перестает вести борьбу с остатками язычества; это дело предоставляется исключительно духовной власти. Наша речь о борьбе с остатками язычества в допетровской Руси; но чтобы определить последствия борьбы в указанный период, мы отмечаем, сохранилось ли известное древнее верование до наших дней. В большинстве случаев оказывается, что древнеязычеcкия верования дожили до нашего времени, но смысл их забыт. Наша рекомендация: домашний кинотеатр samsung ht.

Назад ☧ К оглавлению ☧ Вперед
Начало сайта ☧ Библиотека

Time spent: 0,00967001914978