Н.М. Гальковский, Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси 

Назад ☧ К оглавлению ☧ Вперед
Начало сайта ☧ Библиотека

Обличение язычества в памятниках XVI—XVII в. направлено не против русских, а новокрещенных финнов и инородцев Сибири.

Выше мы указали, что вскоре после крещения Руси наше язычество начало быстро приходить в забвение. Тем не менее исторические памятники XVI—ХVІІ в.в. отмечают чисто языческие черты в жизни народа. Это печальное явление сказалось на севере России и в далекой Сибири. Действительно, там происходили чисто языческие мольбища, бывали случаи идолопоклонства. Но все эти явления не имели ничего общего с древнерусским язычеством. Дело в том, что в ХV столетии стали принимать христианство обрусевшие финны севера России. Вследствие продолжительного соседства с русскими, эти финны обрусели, переняли русский язык и в значительной мере русский уклад жизни; но свою языческую веру они удержали. Приняв в ХV—ХVІ в. христианство, они еще долгое время были христианами только по имени, так как продолжали еще служить своим старым божествам. Вот их то и обличали митр.

[129]

Симон (прямо называет новопросвещенными), и архиепископы новгородские Макарий и Феодосий. Мы в настоящем труде занимаемся изучением способов борьбы церкви с остатками древнерусского язычества. Влияние финского язычества, где оно явно сказывается на религиозном миросозерцании русского народа, не входит в нашу задачу. А потому кратко коснемся деятельности наших иерархов в их борьбе с нарушениями чистоты христианства вследствие распространения христианства среди инородцев и финско-тюркского влияния на русскую жизнь.

Из послания митр. Симона (1501 г.) в Пермь видно, что новообращенные во многом еще продолжали держаться старых обычаев; собственно это были настоящие язычники по духу и христиане только по имени. Митр. Симон увещевал пастырей соблюдать пастырские обязанности и наставлять новопросвещенных в христианских добродетелях, а мирян об оставлении языческих заблуждений и хранении уставов веры православной. „А кумиром бы есте не служили, ни треб их не приимали, ни Воипелю болвану не молитеся по древнему обычаю, и всех Богу ненавидимых тризнищ не творите идолом, ни женитв незаконных не чините богумерзких“. 1) Новгородский архиепископ Макарий вследствие дошедших до него слухов писал к духовенству Вожской пятины, что их пасомые не ходят в церковь, не говеют, не соблюдают постов. „Молятся по скверным своим мольбиицам древесом и каменью... Жертву и питья жрут и пиют мерзким бесом, и призывают на те свои скверныи мольбища злодеев отступник арбуев чюдцских, и мертвых своих они кладут в селех по курганом и по коломищем с теми ж арбуи, а к церквам на погосты тех своих умерших они не возят схраняти". Для наречения имени младенцам, раньше православных священников к родильницам приглашали „тех же скверных арбуев", их же призывали и „на кануны“, т. е. на поминки.2) В той же Воцкой пятине, как видно из грамоты новгородского арх. Феодосия 1548 г., христиане молились по своим молбищам „древесом и камению", постов не соблюдали, жили без венчания, супружеская верность и чистота отсутствовали; мертвых хоронили в лесах и по курганам,

1) Лкт. Истор. 1, ЛГ» 112, стр. 168.
2) Дополн. к Акт. Истор. 1, № 28, стр. 27. 9

[130]

к новорожденным детям сначала призывались арбуи, а потом уже священники. Архиеп. Феодосий повелевал моль-бища, камение и древеса везде разорять и истреблять в конец и огнем пожигать. 1) Воть или Водь, жители древней Во исской пятины, принадлежат к финскому племени; их и теперь называют не иначе, как чудью. 2) Водская пятина простиралась на север и северо-запад от Новгорода.

В Сибирских городах многие служилые и жилецкие люди нарушали чистоту христианского брака,3) В половине ХVІІ века (1649 г.) среди русского населения Сибири существовали языческие обычаи: в навечерии Рождества Христова, Васильева дня и Богоявления Господйя кликали коледу, Таусен и плуту (плугу?). 4)

1) Дополн. к Акт. Истор. № 43.
2) Соловъев. История России, кн. 1, стр. 98. прим. 3.
3) Послание патриарх. Филарета сибирскому архиеп. Киприану в 1622 г. Собр. Госуд. грам. ч. III, № 60. Щапов, Русский раск. старообрядчества, стр. 180-181.
4) Память Верхотурского воеводы Рафа Всеволожнского. Акт. Истор. IV, № 35. Акт. Истор., III, № 92, X.

Назад ☧ К оглавлению ☧ Вперед
Начало сайта ☧ Библиотека

Time spent: 0,0194759368896